Автономная некоммерческая организация «Центр поддержки общественно-полезных инициатив „Устои“» · Реквизиты · Оферта · Отчёты · Карта · Обсуждаемое · Популярное

Песни, собранные Авдеевой

Партнёрам

Для реализации проекта нам нужны помощники и подрядчики:

  1. Студия звукозаписи.
  2. Камерные площадки в Иркутске, Братске, Ангарске, Шелехове и других населённых пунктах для организации малых гастролей «Затопленных песен» с программой восстановленных песен.
  3. Оператор квадрокоптера в Братске.
  4. Видеограф в Братске.
  5. Капитан баржи или владелец транспортабельного понтона в Братске.
  6. Компания, которая могла бы сделать сценарий клипа, снять его, смонтировать, сделать цветокоррекцию, наложить звук из первого пункта.
  7. Компания, которая могла бы организовать съёмку живого выступления «Затопленных песен» на одном из концертов.
  8. Дизайнер сайтов.
  9. Метранпаж для буклета.

Пишите в комментариях под записью или в чате телеграма, если вы кто-то из списка выше или можете нас познакомить. Или можете внести личный вклад в этот проект прямо сейчас:

Разовое пожертвование на любую сумму (не обязательно установленная по умолчанию). Можете также подписаться на ежемесячное пожертвование в 333 рубля (отписаться можно в любое время).

На 26 апреля получено одно пожертвование.


Описание проекта

Проблема регионального брендинга в том же, в чём проблема любого другого: это абстрактная сущность, которую обычным людям сложно воспринять. Чтобы понимание бренда стало доступнее, нужна атрибутика, с которой человек может себя ассоциировать. Поэтому придумываются и объясняются слоганы, логотипы, особенные сочетания цветов. Часто для этого используются персонажи: придуманные (талисманы спортивных команд), мифологизированные (полковник Сандерс или  Стив Джобс), иногда используют и реальных людей, мифологизация которых ещё не произошла.

Брендинг городов разрабатывается, чтобы помочь городу занять место повыше в мировом табеле о рангах. Чем более старый город — тем больше у него культурного веса, чем больше важных людей он воспитал — тем лучше. В некоторых случаях образ нужно создавать из ничего, как с Новосибирском, и это требует колоссальных усилий. Чтобы из деревни сделать миллионник за полвека, понадобилось провести через него Транссиб, перевезти производства, отделение Академии Наук. Но Новосибирск хотя и считается важной точкой на научной карте мира, обыватели не стремятся приехать в него, чтобы погулять и приобщиться к чему-то неуловимому, но значимому.

Иркутск — не глубоко провинциальный город, как Бодайбо и не деревня Кривощёково на стероидах. Это настоящий европейский город с большой и сложной историей. Чтобы проявить образ Иркутска, не нужно сверхусилий, надо только вспомнить, что это за город, какое место он занимал в России и мире и какие люди его прославляли, через деятельность этих людей и нужно объяснять, что есть Иркутск.

При этом в истории не так много людей, чья жизнь была и прочно связана с Иркутском, и кто был бы при этом известен одновременно в городе и за его пределами, и чья жизнь была бы хорошо задокументирована, и по отношению к кому у всех людей одинаковое ровное отношение Похабов — слишком мифологизирован, он стал на слуху только в этом веке, после очередного юбилея города с установкой памятника образу обобщённого казака, о нём ничего толком не известно, кроме смешной фамилии. Плохо подходят на роль Гайдай и Мацуев: они рано уехали, рождение в Иркутске для них было просто случайностью, росли как профессионалы они в другой среде. Не подойдёт Колчак: по этой личности нет единой и позитивной позиции.

А есть Катерина Алексеевна Авдеева, которая достойна войти в светский пантеон и возглавить его, потому что её влияние на культуру России колоссальное, а ничего негативного ей предъявить невозможно.
Катерина Алексеевна — самый переиздаваемый автор кулинарных рецептов в России 19 века (и до сих пор её публикуют), а больше всего она известна как собирательница сказок: через неё к нам пришли Колобок; волк, что ловил рыбу в проруби на хвост; Маша, что высоко сидела и далеко глядела; медведь на липовой ноге и другие персонажи. Но это не всё, чем она занималась. Авдеева была этнографом повседневности, писала беллетристику, записывала народные песни.

Деятельность Авдеевой-Полевой имеет мировое значение ещё и потому что её сказки как наиболее ценные отметил Александр Афанасьев в своём известном собрании. На работе Афанасьева базировал свой метод Владимир Пропп, из которого вышла современная структуралистская семиотика: Сепир, де Соссюр, Леви-Стросс.

Актуальность проекта

Проблема брендинга перед Иркутском сейчас стоит остро: за три года администрация оплатила две концепции туристического бренда, но ни одна не используется, в них чего-то не хватает, потому что люди не могут ассоциировать себя с ними. Ни одна из концепций не использовала потенциал персоналий. Одной из таких персоналий должна стать Авдеева. Чтобы Иркутск перестал быть городом, откуда уехали Гайдай и Мацуев, и стал одним из центров, в котором рождалась русская культура, нужно, чтобы в публичном пространстве снова появилось имя Катерины Алексеевны через обсуждение её работы.

Русской песенной традицией Приангарья занимается только творческий коллектив Рогачевского «Затопленные песни». И Александр Владимирович уже не молод. Если кому и заниматься реконструкцией песен позапрошлого века и включением национальной песенной традиции в современный контекст, так это ему. И уж если когда и делать это, то только сейчас.

Россия — многонациональная страна и один из народов, её составляющих — русские. У этого народа тоже есть обряды, песни и пляски. Авдеева сохранила для нас тексты нескольких десятков подблюдных, свадебных и круговых песен.

Русская культура самодостаточна, её не нужно придумывать, в ней всё уже есть, это наше, это нам принадлежит. Участники ансамбля «Затопленные песни» два года анализировали схожий сохранившийся на аудио этнографический материал и реконстурировали мелодии этих песен. Мы хотим записать эти песни.

Отправить
Поделиться
 728   1 год   культура